ш а л а г р а м

Российский Фонд Трансперсональной Психологии

Международный Институт Ноосферы


Институт Ноосферных Исследований

ЗНАНИЕ

МЕСТА СИЛЫ

КУНТА ЙОГА

ГЕОМАНТИЯ

ШАМАНИЗМ

МАНИПУЛЯЦИЯ

МЕТАИСТОРИЯ

ТАЙНЫ

ИСКУССТВО

ШАЛАГРАМ

ПРИБОРЫ

СЕМИНАРЫ

г.Москва  Электронная почта shalagram@shalagram.ru

 

 

Глава 8

ИСКУССТВО ТАНТРЫ

Глава 10

 

Глава 9

КОСМОГРАММЫ

В этой главе будут рассмотрены карты мира, служащие подспорьем для достижения садханы. Они служат иллюстрацией основных представлений индийцев о космосе и, поскольку они тантрические, являются скорее вычисленными, чем эмотивными, имея дело с космосом с точки зрения древних и стереотипных популярных образов. Большая часть из них пришла из Джайны (Jaina), но джайнизм не обращает внимания на основополагающие идеи Тантры. Джайнизм верит, что мир состоит из отдельных сущностей, некоторые из которых могут достичь освобождения, и потому занят их подсчетом. Джайнизм также придерживается мнения, что каждая из бесчисленного множества сущностей во Вселенной связана с каждой, и для того, чтобы доподлинно познать какую-нибудь одну из них, необходимо обладать интуитивным знанием обо всех ее взаимосвязях. Индуисты и буддисты, естественно, не верят в существование разрозненных сущностей, а считают, что всякая видимая сущность — лишь крошечная точечка на поверхности неопределенного целого. И хотя они не заинтересованы в таком скрупулезном подсчете, как джайнисты, их чувство масштабности не менее развито. Таким образом, там, где для Тантры жизнь бьет ключом, джайнистские диаграммы — не более чем холодные умозаключения, где Тантра динамична, диаграммы — статичны, где Тантра привлекает чувства, диаграммы — концептуальны. Они представляют собой самые интеллектуализированные и направленные во внешний мир аспекты индийского представления о мироздании, там, где оно, пожалуй, наиболее уязвимо с точки зрения современных научных знаний. Подобные образы необязательны в Тантре. В основных трудах Тантризма они даже не упоминаются, да и для Тантры 20-го века их рамки оказались бы чересчур узкими. Но они обладают важными трансформационными функциями, заключенными в представления о тонком теле Вселенной, рассматриваемые в Главе 10.

Плоские, концентрические диаграммы служат иллюстрациями широко распространенной в Индии концепции поверхности земли. Они подобны априорным картам мира, которые чертили средневековые европейские ученые до того, как географические исследования и картография сделали большой шаг вперед, хотя в данном случае речь идет о больших масштабах. Это называется Джамбудвипа (Jambudvipa) — «земля роз и яблонь».

Рис. 115. Боковая проекция поднимающихся слоев Джамбудвипы. Их плотность возрастает при приближении к центру, где находится гора Меру. Квадрат в основании — область движущегося эфира. Страница из джайнского манускрипта, Гуджарат, 16 в.

Некоторые индуистские диаграммы соотносят этот образ с развитием содержимого Космического Яйца: древнеиндийское представление о Происхождении мира, встречаемое в Упанишадах, в частности, в Чандогья (Chandogya), — которое, строго говоря, не является чисто тантрическим, хотя и отвечает большому числу ее представлений. Оно напоминает Орфическую (Orphic) космогонию, дошедшую до нас из античной Греции. Первым актом творения было отделение в яйце «того, что есть» — в виде сияющего яйца — от «не-сущего» — в виде темных вод. Яйцо содержало в концентрированном виде массу всех грубых и тонких элементов, из которых потом образовался мир. Затем оно разделилось вновь — на серебряную землю и золотые небеса, и прожилки его сделались реками на земле, как на Джамбудвипа — диаграммах. Процесс разделения такого яйца — один из способов демонстрации процесса дифференциации и творческой эволюции, которую показывают полосами и областями различных цветов.

Такое представление легко соотносимо с тантрической мыслью, а символы Космического Яйца идентифицируются с Сваямбху-лингамом (Svayambhu lingam), описанным в Главе XII.

Рис. 116. Схема различных небесных сфер, обозначенных звездами, Солнцем, Луной и планетами; из астрологического манускрипта. Раджастан, 18 в.

В центре или ступице расширяющейся Вселенной располагается мифическая Гора Меру (Meru), вокруг нее — Джамбудвипа (Jambudvipa) с континентами, странами, реками, морями, планетами на концентрических орбитах и созвездиями. Такое устройство мира в ни коем виде нельзя считать объективным. Иначе оно не может быть подлинной точкой соединения «объективного» космоса, как мы его понимаем, и «субъективного» космоса Тантры. Значение этих диаграмм чисто субъективное. Они означают, что «реальность», на которую они указывают, в общем, не обладает самостоятельным значением и не является, таким образом, ценным актом богоявления. Для Тантры они означают, в первую очередь, необходимость сворачивания внешнего мира в единый умозрительный акт. Ось Горы Меру идентифицируется с центром внутреннего тела, которое пронизывает ось, называемая «Мерудандой» (Merudanda) или «Сушумной» (Susumna). Подтекст здесь следующий: возможно, Вселенная, которую знает каждый человек, — это плоский «круг», излучаемый из его собственного осевого центра.

Рис. 117. Потоки тонкого движущегося эфира проходят через слои возрастающей плотности к земному миру. Джайнская диаграмма, Раджастан, 1712.

На практике подобное представление о космосе воплощено в проекции индуистских и джайнистских храмов. Шпиль ступы над главной иконой, через которую проходит ось, представляет Гору Меру; опускающиеся к земле покатые стены — «небесные сферы», украшенные скульптурами, подобными гирляндам. Ниже фундамент соприкасается с землей, со всеми ее материками, реками и морями, которые в данном случае, реальны и осязаемы, в отличие от чисто умозрительных на схемах. Таким же образом идентичны храм «Меруданда» и человеческое тело. Как уже объяснялось в Главе I, и космос, и тело в Тантре видятся функциональными производными одной и той же энергетической модели.

Ось — творящий центр, из которого расширение мира имеет место подобно раскрывающимся лепесткам лотоса. Поэтому осевой центр зачастую представляется в каждой религии занятым ее главным образом — Джина в джайнизме, Будды — в буддизме, лингама, храма или «Ом» в индуизме (и иногда — в джайнизме). Святой становится святым, когда его начинают идентифицировать с центром. Ему известно также и то, что находится снаружи, за пределами Вселенной. Поэтому святые могут быть изображены и в углу, на границе диаграммы. В индуистской и буддистской разновидностях Тантры основополагающие девата — невидимый центр. Богиня — сила, делающая реальным внешний и внутренний миры, взаимодополняющие образы объекта и субъекта, раскручивающиеся из центра, подобно пауку, плетущему паутину из собственного тела, выбрасывая их в открытый космос Бытия. Метафорически она постоянно порождает их, будучи сама постоянно оплодотворяема невидимым, самопорожденным лингамом, приносящим в ее деятельность семя Бытия, спрятанное вовне и внутри. Обычная джайнистская карта космоса, построенная в результате колоссальных подсчетов, таким образом, может быть использована теми, кто умеет пользоваться тантрическими мандалами, для фокусирования своего внимания на центральной точке, мельчайшей из тончайших, но всеобъемлющей, из которой порождается вся действительность. По джайнистским подсчетам вся эта действительность в вечности и колоссальном пространстве содержит порядка 10.000.000.000.000.000.000.000.000.000.000.000.000.000 = 1040 элементарных частиц.

Рис. 118. Мир Джамбудвипы с семью реками и горой Меру в центре. Раджастан, 18 в.

Очевидно, что каждый человек, храм, диаграмма представляются нам обладающими разными центрами в объективном мире. По представлениям индийцев, однако, не существует такого понятия как мертвое, внешнее, объективное пространство. Все миры субъективны; все они существуют только по отношению к человеку и, в соответствии с концепцией универсальной относительности, нет безотносительной абсолютной точки, к которой все они будут иметь отношение. Любая точка является, таким образом, эпифеноменом, адекватным местом, где каждый может установить связь с «настоящим» центром. Отсюда следует, что всякий человек может с успехом идентифицировать себя со своим собственным центром, возможно, с помощью диаграмм мандал, начать путь Тантры. Это также приведет его к движению наверх, вдоль вертикальной оси к вершине Меру. Его физическая энергия, сфокусированная в центральной точке, может пройти сквозь область материального мира. Это продвижение в трехмерном пространстве будет обсуждено в следующей главе.

На некоторых диаграммах космос представлен как бы сбоку (а также как земная проекция), в виде чашечки цветка, мирового дерева или секции многоярусного конуса. Здесь также центральный ствол является бесконечно тонкой созидающей мировой осью, а его последовательные оболочки иллюстрируют стадии прогрессирующей плотности, в которой скрыта ось (она называется Козас/Kosas), вокруг которой кристаллизуется «мир». В этом, несмотря на схематичность на взгляд ученого глаза, тантристы видят образы функции Богини, альтернативные иллюстрации ее радостной игры.

Рис. 119. Астрологическая диаграмма затмения. Раджастан, 18 в.

Истинно тантрический метод использования плоских космических диаграмм в медитации описан в Тантрараджа Тантре. Великую Богиню Лалиту, высшую из Махавидий, помещают в центр над золотой Меру. Вокруг нее простирается обширный круг земли с ее реками, окруженной следующими друг за другом океанами соленой воды, соком сахарного тростника, вина, чистого масла, творога, молока и простой воды. Такой образ — не простая умозрительная схема, но представление, «окунутое» в символы для чувственного восприятия. Но особо важен для тантриста образ внешнего кольца, окутывающего все другие. Это гигантское колесо времени, запущенное творческим желанием Богини в сложное движение. У колеса 12 сияющих спиц, означающих месяцы, в него вплетены планетарные циклы и движение солнца и луны. Движение от внешнего края к центру такой мандалы, конечно, означает движение вне пределов разделенного времени.

Рис. 120. Направленная структура миров и небес как результат их кристаллизации и отделения от Космического Яйца. Раджастан, 18 в.

Все рассмотренные до сих пор диаграммы были пространственными. Они изображают распространение мира в окружающем пространстве, будто оно вечное и неизменное. Но это сделано в первую очередь для удобства восприятия человека. Ничто не существует в пространстве, не существуя и во времени, и время рассматривается Тантрой как феномен не менее важный, хотя более трудно представимый, чем пространство. Творение есть время, и Богиня в функции «измерителя» (Майя) плетет последовательность событий, как во времени, так и в пространстве. Следует признать, что все индийские представления о времени, включая тантрические, куда менее изощренные по сравнению с представлениями об остальных аспектах творения. Это, как было объяснено в Главе III, некоторым образом связано с феноменом, который можно определить как «скука необъятности». На обширной шкале времени, которой оперируют индийские философы, вариативность и индивидуальность кажутся не играющими никакой роли. Всякий, вроде бы уникальный, кластер событий воспринимается как результат пересечения циклов с различным ритмом, представляющимся, возможно, чем-то слишком пространным, всегда производящим резонанс в конечном итоге также, как всегда. Следует отдавать себе отчет в том, что наша физиология со всеми ритмическими функциями дыхания, сердцебиения, перистальтики и изменения клеток, структурирует имеющееся у каждого животного чувство времени так, что можно провести параллель с космическим масштабом. Даже среди звездных событий, может наблюдаться процесс, который будет нестабильным, необратимым и бесконечным, хотя едва ли возможно уловить изменения ритма, сущностной асимметрии времени.

Рис. 121. Схема, изображающая затенение Луны двумя великими мифическими горными хребтами, которые разделяют мир, расположенный вокруг горы Меру. Раджастан, 18 в.

Изучение движения луны, планет и (заметного) перемещения созвездий, является главным тантрическим методом фиксирования и соотнесения частных судеб с космическими ритмами. Причину этого следует искать в том, что к астрологии как к средству вычисления и выбора наилучшего способа действия, в Индии всегда относились серьезно адепты всех религий. Рыночный астролог — распространенное явление в каждом городке. Цари строили целые обсерватории для увеличения точности предсказаний. Листы с результатами вычислений из Джайпурской (Jaipur) обсерватории, основанной Джай Сингхом (Jai Singh), и медные астролябии из Раджастана и особенно из Джайпура — наиболее известные примеры этого диаграммного искусства.

Кроме всего прочего, тантрист-садхака, следуя определенным традициям, должен относить пуджа, медитацию и магические обряды с днями, фазами луны, временами года и местоположением планет и созвездий. Вот почему некоторые тантристские произведения искусства содержат тщательно разработанные таблицы, напоминающие раскрашенные шахматные доски, с помощью которых садхака производил соответствующие расчеты. Эти приспособления из «магических квадратов» могли также использоваться как генераторы бесконечного количества вариаций мантр, путем изображения или воображения в клетках шахматной доски, раскрашенных в символические цвета, девата или мантр, и совершения джапа над доской в соответствии с различными моделями и параметрами. Здесь еще предстоит потрудиться специалистам по санскриту с математическим складом ума.

Рис. 122. Джамбуврикша, сияющее мировое дерево, рост которого отражается в различных мирах Вселенной. Диаграмма из джайнского манускрипта, Гуджарат, 16 в.

Следует всегда помнить, что время, несмотря на его исчисляемость, все же является для тантриста сферой игры Богини, ее наиболее значимое имя — Кали, что значит «Время». Одно из имен Шивы — Махакала (Mahakala), что означает «Великое Время». Отсюда, наиболее важным для садханы является создание всеобъемлющего образа времени. Это может быть сделано посредством создания и медитации над особыми янтрами.

Ниже приводится описание, каким образом вселенское время может быть суммировано и объединено в подобной янтре. Процесс включает визуализацию, используемую для построения изображения. Текст из Маханирвана Тантры вложен в уста самого Шивы.

Рис. 123. Мандала Сурьи, Бога Солнца (династического божества Непала) как высшей меры времени. Непал, 16 в.

«А сейчас я расскажу о янтре Планет, поддерживающей все виды мира. Если хранителям сторон света и всех планет, Индре и всем остальным, поклоняться в ней, они исполнят все желания. Три треугольника (два — направленных вниз, один вверх) должны быть нарисованы (пересекаясь таким образом, чтобы образовать 9 меньших треугольников) внутри круга так, чтобы восемь лепестков касались окружности. Затем вокруг следует начертить план прекрасного города с четырьмя воротами. Между восточным и северо-восточным углами начертить круг... другой — между западным — и юго-западным. Затем 9 треугольников следует окрасить в цвета 9 планет, а левую и правую стороны среднего треугольника — в белый и желтый, низ — в черный. Восемь лепестков надлежит окрасить в цвета восьми правителей частей (света). Стены града на плане окрась белым, красным и черным порошком, и, о Богиня, два (добавочных) круга… окрась: верхний — в красный, нижний — в белый... В центральном треугольнике поклоняйся Солнцу и по углам с двух сторон — его Возничему (Аруна/Aruna) и Сиянию (Сикха/Sikha). Позади Солнца с ореолом из лучей поклоняются штандартам этих двух бесстрашных воинов.

Рис. 124. Астролябия, используемая для вычисления небесных взаимосвязей. Западная Индия, 18 в.

Затем поклонись (Месяцу) владыке ночи в треугольнике над Солнцем на востоке, Марсу (Мангала/Mangala) — на юго-востоке, Меркурию (Будха/Budha) — на юге, Юпитеру (Брхаспати/Brhaspati) — на юго-западе, Венере (Шукра/Sukra) — на западе, Сатурну (Шани/Sani) — на северо-западе, Раху/Rahu (восходящая точка, где луна пересевает эклиптику в своем движении в северном направлении), — на севере, Кету/Ketu (нисходящая точка луны) — на северо-востоке и, наконец, короне из Звезд, окружающей Месяц. Солнце — красное, Месяц — белый, Марс — рыжевато-коричневый, Меркурий — бледный светло-желтый, Юпитер — желтый, Венера — белая, Сатурн — черный, Раху и Кету — разноцветные... Следует медитировать над Солнцем как имеющим четыре руки, в одной паре рук — лотосы, другая жестами разгоняет страх и благословляет; Месяц нужно визуализировать держащим чашу с нектаром в одной руке, дающим другой. Марс слегка наклонился вперед и держит в руках дубинку. Меркурий, сын Месяца, имеет обличье юноши с локонами волос на плечах. Юпитера (который является Гуру Богов) представь со священной нитью (подобно Брамину), держащим в одной руке книгу, в другой — четки из ягод Рудракша (Rudraksa). Венера — Гуру Демонических существ — слепа на один глаз, а Сатурн — хромой, Раху визуализируй с раненой головой, Кету — как туловище без головы, обоих — деформированными и злыми.

Рис. 125. Шар, на котором изображена проекция изначального мира в мир сущий через раскрытие лотоса трансформации. Орисса, 19 в.

После поклонения планетам следует поклониться таким же образам Правителем сторон света. Сначала — Индре/Indra (на востоке), тысячеглазому, с желтым телом, одетому в желтые одежды, держащему в руке молнию, восседающему на слоне Айравате (Airavata). Затем Агни/Agni (на юго-востоке, Бог огня), восседающему на козле с топором в руке; Яме/Yama (на юге, Бог смерти) — черному, с дубинкой в руке, верхом на бизоне. Ниррти/Nirrti (на юго-западе) — темно-зеленому, с мечом сидящем на лошади. Варуне/Varuna (на западе, Бог воды) — белому, сидящему на чудовище Макара (Makara) с арканом. Вайю/Vayu (на северо-западе, Бог воздуха) — светящемуся, черному, сидящему на олене с заостренной палкой. Кувере/Kuvera (на севере, Бог богатства) — золотому, сидящему на украшенной драгоценностями львиной шкуре с арканом и остроконечной палкой, окруженному духами, воспевающими его. Ишана/Isana (на северо-востоке), сидящему на быке с трезубцем в одной руке, благословляющему другой. Он одет в тигриную шкуру и светится как полная луна. После медитации на этих божествах и поклонения им по порядку, следует почтить Брахму (творца Девата), находящегося в верхнем (внешнем, ярко-красном) круге мандалы, и Вишну — в нижнем (белом).

Рис. 126. Непрерывное проявление семичастного разделения Вселенной как космической реки времени и реальности. Джайнская диаграмма из манускрипта «Самаранганасутрадхара» (Samaranganasutradhara). Раджастан, 1712.

Затем надлежит почтить богов — хранителей врат. Угра/Ugra, Бхима/Bhima, Праканда/Prakanda и Иса/Isa — у восточных врат; Джайянта/Jayanta, Кшетрапала/Ksetrapala, Накулеша/Nakulesa и Брхатшира/Brhatsirah — у южных; Врка/Vrka, Ашва/Asva, Ананда/Ananda и Дурджая/Durjaya — у западных; Тришира/Trisirah, Пураджит/Purajit, Бхиманада/Bhimanada и Маходара/Mahodara — у северных. Все они имеют доспехи и оружие для защиты врат.

Послушай теперь о Брахме и Ананта (вечный Вишну). Брахма — цвета красного лотоса, четырехрукий и четырехлицый... Он сидит на лебеде (Хамса/Hamsa; имя связано с «ахам»/aham, что значит «я»); двумя руками он разгоняет страх и обещает исполнение просьб, в двух других он держит гирлянду и книгу. Ананта — белый, как снег, цветы Кунда/Kunda и луна. У него тысяча глаз и ног, тысяча рук и лиц (проявления Космических Форм), и на нем следует медитировать в после всех Богов и демонических существ...».

Рис. 127. Схема для вычисления астрономических циклов для медитации. Кангра, 18 в.

Приведенная цитата ясно показывает, что Тантра думает о формах, под которыми мы понимаем время, и объясняет интерес к астрологии. Подобно европейским неоплатоникам эллинистического периода и Возрождения она представляет масштабы времени и ритмические системы космоса как важный аспект «одевания» или «сведения» Шакти Пуруши. Она интерпретирует все «часы» во Вселенной как функционально ориентированные на человека. Подобная символика для нас может показаться неадекватной. Но мы должны представить эти символы для помещения наших собственных сущностей в действительное соответствие с интеллектуальными идеями, посредством которых мы фиксируем наше знание о частях нашего космоса. Тантра же предполагает привести мозг в такое состояние, когда он сможет постигать формы, протяженные во времени. Если пространственные и временные циклы, описывающие мир человеческого опыта, представить в виде плоских дисков, нанизанных на центральную ось, вертикальная ось и будет выражать отношение того мира к созидательным энергиям, которые его формируют. Полученную трехмерную картину можно попытаться представлять двояко, следуя принципу приравнивания человеческого тела к космосу. Во-первых, извне, в рамках джайнистских вычислений, космос может считаться обширным аналогом человеческого тела, макрокосма для микрокосма. Во-вторых, с точки зрения Тантры, тонкая форма человеческого тела может представляться тонкой формой космоса, не менее громадного, но совершенного живого.

Рис. 128. Проекция областей все более плотной материи, из внешнего мира во Вселенную. Джайнская диаграмма, Раджастан, ок. 1800.

Диск познаваемого человеком мира представляется джайнистами излучаемым из стержня на уровне гениталий, в нижнем конце спинного канала Меруданда (Merudanda). Вертикальное измерение используется в джайнистских диаграммах, чтобы подчеркнуть связь между двумя вечными принципами, которые признает древняя джайнистская философия. Чистый дух наверху погружается в чистую материю, которая всасывается в него снизу. Вертикальное измерение сверху вниз выражает, таким образом, представление о возрастающей «плотности» и инертности. Диск человеческого мира помещается между «высшими» уровнями самых отдаленных и тонких излучающих принципов и «темных», более «инертных» уровней существования, вплоть до полного мрака и полного распада внизу. Человек в состоянии, пройдя многие перевоплощения и выполняя джайнистский ритуал, взобраться по ступенькам на самый верх и достичь, в конце концов, освобождения. Равно как он может и пасть, если не будет стараться, и опуститься на самый низ, в полную инертность и объятия самой крайней материи. С помощью «шахматной доски» можно представить себе, какой колоссальный промежуток времени нужен душе, чтобы переместиться на один уровень. Вместе они образуют полный временной цикл космоса. Джайна представляет достижения своих святых в такой отдаленной перспективе, перед которой пасуют любые представляемые числа. Может быть, именно за такой «материалистический» подход и математические формулировки джайнистские диаграммы пользуются таким большим вниманием на Западе.

Рис. 129. Джайнское изображение Джины как свободного духа. Раджастан, 18 в.

Хотя такие детальные схемы космоса наиболее известны из джайнистских работ, нечто подобное можно отыскать в буддистских и индуистских психо-космограммах. Впрочем, ни индуисты, ни буддисты не признавали абсолютную материю. По их представлениям даже низшие уровни существования являются проявлениями высшего принципа. На самом деле, индийская философская концепция, которая ближе всех к джайнизму, Санкхья (Sankhya) придает Тантризму такое своеобразие. Разница между ними заключается главным образом в оценки ценности. Первоэлемент Пуруша — чистый дух, Пракрити — чистая материя — все это названия одного и того же. Дальше джайнистская философия не идет, и, основываясь на вере в отдельные сущности, во-первых, заявляет о существовании множества Пуруш для того, чтобы души, вселяющиеся последовательно в живые организмы разных уровней эволюции, различались друг от друга, даже будучи освобожденными. Во-вторых, Пракрити, материя, в которую попадает дух и из которой он стремится вырваться, абсолютно нежеланна и не представляет ценности, за исключением разве что урока, который она может преподать.

Рис. 130. Пурушкара янтра, отображающая строение свободного духа. Джайнская традиция, Раджастан, 18 в.

Тантра придерживается прямо противоположного мнения. Все Пуруши — это искры одного абсолютного Пуруши; Пракрити — это творящая Богиня, проекция Первоначальной; она является в некотором смысле пустой, ибо то, что содержит все конкретные проявления, само не может быть конкретным. Личность освобождается, когда понимает, что в ней заключены оба начала. Таким образом, как только джайнистские диаграммы используются тантристами, они перестают быть джайнистскими. Хотя, конечно, подлинно тантристские диаграммы также были созданы на основе подобных идей.

Рис. 131. Космос внутри космического Пуруши. Западная Индия, 19 в.

Чаще всего они представляют собой варианты Космического Человека или Пуруши, идея которого восходит к самому важному в философской плане гимну древней Ригведы (Rig Veda), которая также стоит за образом Кришны как Высшего Тела, упоминавшимся ранее. В гимне рассказывается как «Боги» создавали космос, принося в жертву и разрезая на части Изначального Пурушу. Из частей его тела образовались различные части мира. Таким образом, Тантра приравнивает «первичное» разделение со своими собственными описаниями способа, которым «мир» отображается вокруг себя каждым отдельным «человеком» (пурушей). Так образ Космического Человека становится образом изначального Пуруши, которого каждый может воссоздать внутри себя в садхане. Этот тантрический образ коррелирует с понятием «тонкого тела», которое будет описано в следующей главе.

Рис. 132. Джайнский космос с семью разделяющими океанами, интерпретируемый как космическое тело со слогом ОМ в центре. Раджастан, 19 в.

Рис. 133. Космическая форма Вишну-Кришны с чакрами тонкого тела; из книги. Раджастан, 19 в.

Глава 8

ИСКУССТВО ТАНТРЫ

Глава 10

 

© Филипп Роусон. 1978.
© Алексей Юрьевич Антомонов, перевод с английского (1-11 главы). 1983.
© Международный Институт Ноосферы. Алексей Иванов, Дмитрий Рязанов, OCR, редактирование, дизайн. 2010.
© Мариам Кереева, редактирование, перевод с английского (12 глава). 2007.